Переход на главную страницу


 




Статистика


Rambler's Top100
Василий Молодяков

«Супер-буферы» между Японией и миром

Зигзаги позитивного имиджмейкинга

Василий Молодяков

доктор политических наук, ведущий научный сотрудник университета Хосэй (Токио)

 

Правящая элита Японии относительно поздно осознала важность пропаганды, направленной на внешний мир, – государственного имиджмейкинга, целью которого является создание благоприятного образа своей страны в окружающем мире. В целом имидж Японии в мире, не считая периода 1930–1940-х годов, был благоприятным, хотя не всегда отвечал амбициям ее элиты. Над японцами могли смеяться, их критиковали, но, за сравнительно редкими исключениями, не ненавидели. Это заставляет с особым вниманием отнестись к методам и способам формирования положительного образа Японии в мире, особенно после Второй мировой войны.

Японии надо было активнее популяризировать и пропагандировать себя усилиями самих же японцев, которые завоевали бы доверие иностранцев. Голландский японовед Карл ван Вольферен, автор книги «Загадка японского могущества» (1989), назвал эту категорию «буферами», среди которых есть и «супер-буферы» – наиболее активные пропагандисты и популяризаторы. Такими супер-буферами послевоенной Японии были Окита Сабуро и Сакаия Таити.

«Под ”буферами” я имею в виду тех, кому доверена задача делать контакты с иностранцами максимально гладкими… Живущие в Японии иностранные дипломаты и бизнесмены имеют с ней дело через посредника – сообщество англоговорящих и предположительно интернационализированных буферов, смягчающих удары, которые непредсказуемый внешний мир может нанести их структурам… Эти буферы могут быть на удивление откровенными, проявлять подлинное понимание трудностей иностранца и часто создают впечатление если не готовности удовлетворить желание партнера, то, по крайней мере, серьезности, с которой представляемые ими структуры относятся к его проблемам. У Японии есть полдюжины супер-буферов, которые посвящают большую часть своего времени разъездам по всему миру, урегулированию конфликтов и объяснению действий Японии на международных конференциях (выделено мной – В.М.)… Порой влиятельные министры или лидеры экономических организаций и даже сам премьер-министр играют роль буфера в общении с иностранными представителями. Иностранные визитеры, вернувшись домой, находились в ложной уверенности, что на сей раз они говорили с действительными хозяевами положения и были впечатлены их готовностью принять эффективные меры. Но людей с такими широкими полномочиями в Японии нет… Действия японских буферов являются пропагандистским актом, который не воспринимается в этом качестве, поскольку почти всегда скрыт в облачении искренних усилий «объяснить» Японию миру... Верить в то, что эти предсказуемые утверждения отражают личное мнение, значит проявить неуважение к умственным способностям наиболее высокопоставленных переговорщиков Японии. Их подлинное личное мнение часто очень интересно и может существенно отличаться от сказанного во всеуслышание. Но доступ к этому мнению требует долгого знакомства, большого количества сакэ или – много реже – внезапного понимания с их стороны, что вы вообще не склонны воспринимать официальную линию всерьез». (Карл ван Вольферен, «Загадка японского могущества» / Karel van Wolferen. The Enigma of Japanese Power. People and Politics in a Stateless Nation. London: Macmillan, 1989. Р. 11-12)

Во главе PR «экономического чуда»

Окита хотел стать «мостом между Японией и миром». Инженер-электротехник по образованию, технократ и стратег по складу ума, он стал ведущим деятелем послевоенного экономического планирования, опыт которого использовался не только в Японии. Он оказался успешным «буфером», превратившись в главного пиарщика «экономического чуда». В 1979 г. Окита стал первым в послевоенной Японии министром иностранных дел не из числа депутатов парламента (из которых до сих пор выбирается абсолютное большинство министров), а затем был специальным представителем кабинета по вопросам внешней торговли в ранге равном министерскому.

Незадолго до смерти Окита подсчитал, что за всю жизнь совершил 376 зарубежных поездок и посетил 81 страну, включая вояжи за «железный занавес». Сначала он ездил изучать зарубежный опыт и отстаивал интересы Японии, потом пропагандировал ее достижения и поучал иностранцев. Особенно внимательно его слушали в социалистических и развивающихся странах, которым Окита советовал не бросаться, сломя голову, в стихию рынка, а использовать преимущества государственного регулирования и плановой экономики, как это сделала Япония после Второй мировой войны.

Окита получил признание как теоретик и как практик. Он позиционировал себя как ученый, доказавший жизнеспособность своих теорий и на основании этого приобретший политический вес. Близкий к руководству ЛДП (Либерально-демократической партии) и к правительству, он не имел репутации «политикана» или «бюрократа», не был замешан в коррупционных скандалах или фракционных дрязгах, поскольку его деятельность протекала в парагосударственных исследовательских структурах. Представляя Японию за рубежом, Окита мог выступать как человек, с одной стороны, осведомленный о положении дел в правящей элите и способный до некоторой степени влиять на нее. С другой, мог дистанцироваться от конкретного кабинета министров и других ведомств, выступая как опытный и независимый эксперт. Именно таким людям правящая элита Японии доверяет «неофициально» озвучивать свои новые идеи и предложения на столь же неофициальных, но влиятельных форумах вроде Римского клуба или Трехсторонней комиссии, одним из создателей и активным участником работы которой был Окита.

Оценить подлинную роль и эффективность Окиты в качестве «буфера», относящуюся главным образом к 1950-м годам, непросто – он не был на виду и не занимал видных постов, чем, возможно, вызвана скромность соответствующих страниц его мемуаров. Исходя из особенности японской бюрократической практики, когда основные разработки, предложения и содержащие их документы готовит среднее звено, можно предположить, что Окита сыграл немалую роль в работе ECAFE (Economic Commission for Asia and the Far East)(1) и Бандунгской конференции в 1955 году. А также, в процессе выработки основных планов послевоенного экономического развития Японии, особенно плана удвоения национального дохода, известного как «план Икэда» по фамилии тогдашнего премьер-министра. Этим планом Окита гордился как его главный разработчик.

---
1. В 1974 г. переименована в ESCAP (United Nations Economic and Social Commission for Asia and the Pacific).

 

Полностью статью читайте в печатной версии журнала

 

3 Сентябрь 2009

 

 

Заметки на полях:

День памяти Александра Панкрухина Академия имиджелогии приглашает на День памяти Александра Панкрухина 31 мая 2014 года в 11.00. Мероприятие …

Москва и Лондон пострадали от ухудшившейся репутации Москва за последние полгода опустилась в рейтинге мировых финансовых центров на 4 позиции, заняв 73-е место. …

WWF и «Тетра Пак» объявили конкурс для молодых дизайнеров Компания «Тетра Пак» при информационной поддержке организации WWF приглашает молодых дизайнеров …

Лучшие сотрудники «Макдоналдса» поменялись местами со звездами музыки и спорта Звезды музыки и спорта с большим интересом приняли предложение поработать в команде официального …

В июне в Москве пройдет конференция PR Drivers 2013 Конференция амбициозных PR-директоров соберет ведущих профи бизнес-пиара. Будут обсуждаться только …

SPN Ogilvy представило бренд-бук «торгово-замечательного центра» «Жемчужная Плаза» Лаконичный и элегантный стиль «Жемчужной Плазы» был создан SPN Ogilvy с помощью использования паттернов …

В июне в Санкт-Петербурге пройдет конференция по маркетингу Digitale Программа конференции разбита на 5 тематических секций: «Стратегия», «Коммуникации», «Без …

1 сентября стартует «Eventиада-2013» Второй всероссийский студенческий конкурс проектов в сфере организации мероприятий, специальных акций и BTL-…

Найдены причины слабой заинтересованности прессы в освещении КСО Роль СМИ в освещении корпоративной социальной ответственности обсудили в марте на круглом столе «…

далее ››